«Русичи» врачуют россиян
> > «Русичи» врачуют россиян

«Русичи» врачуют россиян

Производство медикаментовНа закупку импортных лекарств Россия ежегодно тратит не менее полумиллиарда долларов. Западные фирмы поставляют для нужд отечественных медучреждений сотни наименований лекарственных препаратов – от шипучего аспирин-упса до инсулина. Всегда ли оправдана такая широкая поддержка за счет наших карманов западного товаропроизводителя – вопрос спорный.
 
Однако восьмилетний опыт работы компании «Русичи» на российском рынке показал, что отечественная фармацевтика обладает безграничным потенциалом и способна наладить выпуск любых препаратов и шовных материалов, не уступающих по качеству лучшим мировым аналогам. Для этого необходимы инициатива товаропроизводителя, грамотный менеджмент, высокие технологии и реформирование бюрократических схем, искусственно затрудняющих конкурентоспособность отечественных лекарств.

Председатель Совета директоров группы компаний «Русичи» Евгений Швец уже несколько лет подряд пытается свести воедино все эти компоненты успеха.

— Евгений Сильвестрович, мы привыкли к тому, что фармацевтика – достаточно специфический и закрытый бизнес. Однако вам с вашей командой менеджеров удалось не только закрепиться на одном из плацдармов этого бизнеса, но и выйти в лидеры. Поделитесь «лекарством» успеха.

— Этот бизнес, как и любой другой, подчиняется законам рыночной экономики. А успех сопутствует тому, у кого более совершенная стратегия. Начинать пришлось в ту пору, когда большинство отечественных предприятий фармацевтической отрасли уже пыталось работать по новым рыночным правилам, но при этом никак не могло избавиться от прежнего менталитета, оставшегося в наследство от советской монопольной системы производства и сбыта.

Помнится, я приехал в Краснодар на местный завод, производивший витамин В-6, который используется в медицине для укрепления иммунной системы организма. Однако предложение о поставках более дешевого, но не менее качественного сырья было категорически отвергнуто. Руководители предприятия ответили прямо: мол, мы – монополисты, и даже если себестоимость продукции завода возрастет в пять раз, то и в этом случае покупатель никуда не денется – заплатит и еще скажет спасибо.

Это оказалось далеко не так. Потому что вскоре после этого мы наладили поставки витамина В-6 из-за границы и стали продавать его вдвое дешевле, чем краснодарцы. Точно так же мы захватили рынки по витаминам В-1 и В-2. А потом стали поставщиками лекарственных субстанций, которые закупали напрямую у производителей в Китае и Индии.

Российские фармацевтические предприятия очень нуждались в таких поставках, но платить не могли из-за отсутствия оборотных средств. Пришлось налаживать бартерные схемы: за поставленные субстанции — готовые лекарства. Постепенно росли объемы поставок, и соответственно увеличивался оборот торговли. На сегодняшний день «Русичи» завозят в Россию более 700 тонн лекарственных субстанций в год.

— Но в конце концов вы пришли к организации собственного производства. Это связано с изменением экономической ситуации в стране? Или, возможно, у вас появилась требующая воплощения технология?

— Производство создавали с нуля, арендовав помещения Покровского завода биопрепаратов, что в Подмосковье. Наше предприятие ООО «Русичи-фарма» – пожалуй, одно из немногих в отрасли, работающих с полной загрузкой, в три смены. Сейчас назрела необходимость организовать еще и четвертую смену – в выходные дни. Производим таблетки, мази, капли, витамины, другие лекарственные препараты. У нас самая дешевая продукция – за счет того, что поставки сырья идут от производителей субстанций.

Недавно получили лицензию Минздрава на производство сроком на пять лет. А первая лицензия была получена в июне 1998 года. Мы только собрались запускать производство – и тут грянул кризис. Конечно, это было ощутимым ударом, потери исчислялись сотнями тысяч долларов, но мы выстояли и осенью все же приступили к работе. Думаю, это произошло благодаря тому, что мы не стали пережидать ситуацию, как это сделали многие коммерческие структуры, а напротив, постарались увеличить торговые обороты.

— Ставка была сделана на особую экономическую стратегию?

— Я бы сказал, прежде всего на подбор кадров – технологов, провизоров. Главным технологом на нашем производстве – замечательный специалист, высокий профессионал Татьяна Ивановна Юдина, которая в свое время пришла к нам с эндокринного завода, а раньше работала у Брынцалова. Или взять нашего механика, который собственноручно изготовил машину для отсчета капсул. Такая техника импортного производства стоит более 5 тысяч долларов. Себестоимость же аналогичной машины нашей сборки – всего полторы тысячи условных единиц.

Конечно, человеческий фактор – одно из основных слагаемых производственного успеха. У нас трудятся около пятисот человек, и это по-настоящему крепкий коллектив единомышленников. Они горды тем, что они — «русичи». Кроме того, работают входящие в группу компаний «Русичи» фирмы в Германии, Болгарии и Киргизстане. В Киргизии тоже действует собственное производство.

— Какой из тех восьми лет, что существуют «Русичи», был самым сложным?

— Наверное, все-таки 1996 год. Тогда в связи с банкротством Русского продовольственного банка мы потеряли 400 тысяч долларов. Так что бизнес проходил суровую проверку не только в памятный всем россиянам год дефолта.

— Но ведь и трудности, с которыми столкнулись «Русичи», связаны не с одними лишь катаклизмами в финансово-банковской сфере?

— Самые значительные трудности исходят от органов исполнительной власти, от того, что ведомственные инструкции направлены не на формирование благоприятных условий для развития бизнеса, а, наоборот, на создание всевозможных препятствий, которые приходится преодолевать.

Например, ввезенное из-за рубежа сырье надлежит доставить на завод, изначально указанный в предварительно составленном договоре. Но обстановка на рынке меняется быстрее, чем идут контейнеры из Китая. Во всем мире это понимают и оставляют поставщикам лекарственных субстанций свободу маневра. А у нас по-другому. Я думаю, что главное, за что должен отвечать поставщик, – это за качество ввозимой продукции. А как он ею распорядится дальше – это вопрос текущей конъюнктуры рынка.

Или взять неоправданно сложный путь прохождения заявки на производство нового препарата от внесения заявки в фармакологический комитет и до получения лицензии. Мы с этим сталкиваемся постоянно. Например, отработали технологию производства дратоверина. Это препарат, полностью аналогичный венгерской «но-шпа». Но если самая дешевая упаковка «но-шпы» стоит 63 цента (отпускная цена производителя), то дратоверин – всего 9 рублей, то есть в два раза дешевле.

— Каков порядок цен на другие наиболее распространенные лекарства производства вашей компании? Например, от температуры, от боли?

— Анальгин – 1 рубль 20 копеек за упаковку, аспирин – 70 копеек, нитросорбит – 80 копеек. Аналог польского трихопола метронидазол – 1 рубль 20 копеек. В то время как трихопол в 4 – 5 раз дороже. И это при том, что и наши, и импортные лекарства производятся из одного и того же сырья. Эффект их применения равнозначен.

Правда, в скором времени вступит в силу новое требование Минздрава к правилам производства и торговли лекарственными препаратами. К примеру, таблетки необходимо будет продавать не в привычном блистере, а обязательно в коробочке. Изменения коснутся и оформления упаковок. Это приведет к некоторому удорожанию фармацевтической продукции.

— Сейчас на Западе, и особенно в США, особым спросом пользуются препараты-антибиотики против сибирской язвы. Коснись России угроза массовых биотерактов, что мы сможем противопоставить пресловутому «белому порошку»?

— Американцы целыми упаковками скупают ципрофлаксацин производства фирмы «Байер», который стоит несколько долларов и дорожает в зависимости от спроса. А у нас в любой аптеке такое лекарство стоит не дороже 1 доллара. То же самое и с виагрой. «Русичи» готовят к производству аналогичный препарат, который будет стоить примерно в 10 раз дешевле. Единственное различие – в названии. И, конечно, в фирме-производителе.

— В общем, как сказал бы известный киногерой Данила Багров, сила в правде, а не в виагре?

— Сила вообще не в лекарствах, а в здоровом образе жизни. Когда я служил в Германии и отвечал за внутреннюю безопасность тюрьмы для нацистских преступников Шпандау, то по роду деятельности мне подолгу приходилось общаться с заместителем и любимцем Гитлера Рудольфом Гессом. Ему было уже далеко за восемьдесят, он отсидел в камере больше, чем граф Монте-Кристо. Но за долгие десятилетия заточения не изменил привычке подниматься в 5 утра и делать зарядку. Я не слышал, чтобы Гесс без крайней нужды прибегал к каким бы то ни было лекарствам, хотя тюремные условия – это далеко не курорт.

Конечно, нам остается лишь мечтать о том, чтобы наши старики в свои 86 лет оставались такими же крепкими, как Рудольф. Но для начала давайте хотя бы обеспечим наших соотечественников доступными и качественными лекарственными препаратами. России нынче это по силам – наладить выпуск любых лекарств. И по ценам, в несколько раз меньшим, чем импортные.

Швец Евгений Сильвестрович – председатель Совета директоров группы компаний «Русичи» — одного из крупнейших поставщиков лекарственных субстанций для отечественной фармацевтики. Окончил Ленинградский радиополитехникум и Военный институт иностранных языков. С 1974 года служил в штабе Группы советских войск в Германии, отвечал за внутреннюю безопасность тюрьмы для нацистских преступников Шпандау, преподавал. В 1989 году уволился в запас и занялся бизнесом.

В 1993 году учредил фирму «Русичи», которая занялась поставками субстанций зарубежного производства на российские фармацевтические заводы. В 1998 году «Русичи» получили лицензию Минздрава РФ на открытие собственного фармацевтического производства. Сегодня компания выпускает два десятка наименований препаратов, аналогичных дорогостоящим западным лекарствам. Лекарства «Русичей» доступны даже для малообеспеченных слоев населения.

См. также:

информация о компании «Русичи»



Задайте вопрос или оставьте комментарий:

Ваш email никто не увидит. Обязательные поля отмечены звёздочкой (*)


Автор страницы: